Новости

4 июня 2020 Новости

Человек-планета



31 мая в Санкт-Петербурге на 94-м году жизни ушел Михаил Михайлович Мирошников. Ученый, физик и оптотехник, академик РАН и директор Государственного оптического института им. С. И. Вавилова (1966–1989) – этот человек внес неоценимый вклад в развитие отечественной и мировой науки, воспитал и вдохновил бесчисленное количество молодых специалистов. Сегодня мы вспоминаем его долгую жизнь и плодотворную работу.

Далеко в космосе, на расстоянии 500–600 миллионов километров от Земли, находится пояс астероидов. Скопление сотен тысяч малых планет, парящих в бесконечности между орбитами Марса и Юпитера. Крупнейшие не уступают по размерам целым странам и носят имена древнеримских и греческих богов: Церера, Веста, Паллада, Гигея.

Есть среди них и совсем небольшие. Такие, как астероид № 12214, обнаруженный в сентябре 1981 года. Его радиус всего 22,5 километра, то есть по площади он лишь немного уступает Москве. Однако из тени античных божеств его выделяет одно интересное нам обстоятельство. А именно название «Мирошников» – в честь великого ученого Михаила Михайловича Мирошникова, долгие годы возглавлявшего Государственный оптический институт (ГОИ) им. С. И. Вавилова.

Высокой, в буквальном смысле, чести он удостоился за разработку бортовых приборов обнаружения и систем визуализации в ближней и дальней инфракрасных областях, которые использовались для космических исследований. Полный же список научных достижений Михаила Михайловича настолько обширен, что лишь подтверждает космические масштабы личности – и деятельности – ученого.
Хотя обо всем по порядку.

Перспективный кадр

В 1926 году в Ташкенте родился Миша Мирошников. Его родители вышли из неравных сословий, и еще пару десятилетий назад их мезальянс был бы маловероятен. Однако революция оставила такие условности в прошлом. Отец из «простых» и мать из благородных, оба выбрали одну профессию и стали финансистами. Причем весьма успешными.

Когда пришло время определяться с будущим самому Михаилу, тот выбрал авиационный институт в родном Ташкенте. В 1945 году его перевели в Ленинградский институт авиационного приборостроения, который Мирошников с успехом окончил в 49-м. Сразу же после, по распределению госкомиссии, он попал в ГОИ – решение судьбоносное как для будущего ученого, так и для предприятия.

Научными руководителями Михаила Мирошникова были выдающиеся физики – Александр Лебедев и Владимир Вафиади. Депутат Верховного совета СССР Сергей Вавилов, имя которого в 1951 году будет присвоено ГОИ, лично подписал ходатайство в поддержку молодого инженера, когда тому грозило выселение из Ленинграда – после окончания института Михаил вместе с женой Зинаидой вынуждены были покинуть общежитие, оставшись без прописки.

Сделал это Вавилов по просьбе Лебедева, который не хотел терять перспективного специалиста. Решение было верным: уже в середине 1950-х Мирошников руководил разработкой самолетной аппаратуры по снятию карты местности в инфракрасном диапазоне. А результатом успешных испытаний прибора для обнаружения и слежения за американскими атомными подлодками стало постановление правительства о полномасштабных работах в этом направлении.

Перед сотрудниками лаборатории, руководителя которой замещал Михаил Михайлович, стояли и по-настоящему космические задачи. Страна готовилась впервые в истории отправить на орбиту человека. Необходимо было решить проблему стабилизации космических объектов. Ученые во главе с Мирошниковым построили систему ориентации на разнице температур между теплой атмосферой Земли и холодом космического пространства. Так появились инфракрасные датчики горизонта, которые впоследствии успешно работали на многих космических кораблях.

Своеобразной же кульминацией этой работы стало участие Мирошникова в запуске космического корабля с Юрием Гагариным на борту.

Работа первых 10 лет Михаила в ГОИ нашла отражение в его диссертации «Теплопеленгационный дальномер с гибкой базой». Под его руководством в 1961 году создается лаборатория по изучению общих свойств оптических изображений и созданию тепловизионных приборов различного назначения. Спустя еще два года на предприятии вводят должность заместителя директора по оптоэлектронике, на которую назначают Мирошникова. В 1965 году он защищает диссертацию «Тепловидение и его применение» и становится доктором технических наук.

Новый уровень

Менее 20 лет понадобилось Михаилу Михайловичу, чтобы занять место директора ГОИ. Соответствующий приказ в 1966 году подписал министр оборонной промышленности СССР Сергей Зверев – чье имя сегодня носит завод-производитель легендарных «Зенитов».

Высокопоставленную должность Мирошников совмещал с научной работой и преподавательской деятельностью, лично наблюдал за внедрением разработок – в том числе своих – в производство. Большое внимание новый директор ГОИ отводил фундаментальным исследованиям. Так, изучение фоноцелевой обстановки при создании инфракрасного космического телескопа для обнаружения старта баллистических ракет привело к исследованиям оптических явлений в атмосфере, которые прошли совместно с космонавтами. В процессе была открыта вертикально-лучевая структура излучения атмосферы Земли, что официально зарегистрировано Госкомитетом по изобретениям и открытиям.

По инициативе Михаила Мирошникова началась разработка комплекса лазерно-оптической аппаратуры ПУЛС – пикосекундного универсального лазерного спектрометра. Комплекс предназначен для макетирования, исследования и отработки параметров оптико-электронных приборов и исследования характеристик оптических материалов, в том числе сверхбыстрых процессов преобразования световой энергии оптическими методами.

ПУЛС был и остается по-настоящему уникальной разработкой, до сих пор не имеющей мировых аналогов. Что показательно, в модернизированном виде комплекс работает и сегодня.

Конверсия и медицина

Сегодня термин «диверсификация» на слуху у многих. Особенно после того, как в 2016 году в своем декабрьском послании Федеральному Собранию Владимир Путин поручил организациям ОПК увеличить долю гражданской продукции в объеме производства до 50% к 2030 году. Советские предприятия, впрочем, с аналогичной задачей сталкивались и раньше.

Правда, тогда больше в ходу был термин «конверсия». А одним из первых в области перевооружения производства стал Михаил Мирошников – еще даже до вступления в должность директора ГОИ.

В 1963 году Михаил Михайлович со своими сотрудниками и коллегами из Института питания АМН СССР провели первые в мире исследования динамики инфракрасного излучения человеческого организма. В качестве рабочего инструмента был взят тепловизор «Оптитерм», а при изучении желудочного пищеварения использовали манную кашу как «горячую» пробу и мороженое – как «холодную».

К работе по использованию тепловидения в медицинских целях Мирошников привлекал авторитетных профессоров, таких как Владимир Мельников, Александр Сухарев и Михаил Гершанович. При его участии был создан – первый в стране – тепловизионный центр для клинических образцов тепловизионной аппаратуры и обучения новым методикам врачей и медсестер. В конце 80-х благодаря этому в 350 городах Советского Союза действовало более 400 тепловизионных кабинетов.

Практическим результатом десятилетий работы Михаила Михайловича в ГОИ как специалистом, так и его директором стали сотни приборов различного назначения – от специального и промышленного до научного и медицинского.

Велик и теоретический вклад Мирошникова – под его руководством с начала 1970-х регулярно проходили отраслевые и всесоюзные конференции по применению тепловидения в медицине, а затем и в промышленности. Он стал автором более 200 научных трудов, выступлений и докладов, двух открытий, 6 монографий и свыше 60 изобретений. Многолетний труд ученого стал почвой для созданных им же научных школ «Аэрокосмические оптико-электронные комплексы», «Иконика и Тепловидение».

Все это – и не только – заложило основу для сотен будущих врачей и специалистов-оптиков.

В бесконечность – и выше

За 23 года руководства Михаил Мирошников поставил ГОИ на карту как крупнейший оптический институт не только в Советском Союзе, но и в мире. Здесь, например, и сегодня проходят расчеты порядка 90% всех оптических систем, выпущенных в стране. Но даже после того, как в 1989 году он оставил должность директора, работать не прекратил.

Мирошников сразу же возглавил редакцию журнала «Оптико-механическая промышленность», а в 1990-м его избрали президентом Всесоюзного оптического общества им. Д. С. Рождественского. Его доклады и лекции с вниманием слушали на конференциях по оптике в Страсбурге, Сан-Диего, Париже, Бостоне, Гааге, студенты и сотрудники компаний в США.

На перечисление всех наград и заслуг Михаила Михайловича можно смело отводить целую главу. Член-корреспондент РАН, Заслуженный машиностроитель Российской Федерации, Герой Социалистического Труда и почетный директор ГОИ; награжден медалью академика Сергея Королева, дипломами Юрия Гагарина, Федерации космонавтики, орденами «Знак Почета», Дружбы народов и Ленина – этот список не отражает и половины всех отмеченных заслуг.

Но самым, пожалуй, символичным признанием можно считать присвоение в 2001 году его фамилии той самой маленькой планете, что кружится в поясе астероидов за миллионы километров от Земли. Человек всегда бросал вызов непознанному, чему-то большему, чем он сам. Одни пытались стать ближе к античным божествам и даже занять среди них место, другие – сократить расстояние до звезд и развеять пугающую темноту космоса. И сегодня там, среди мифических Вест, Церер и Гигей, парит малая планета № 12214 с человеческой фамилией Мирошников.