Новости

31 марта 2021 Новости

Все от лампочки. Московскому заводу «САПФИР» – 90 лет


От фабрики по регенерации электроламп до крупнейшего производителя полупроводниковых фотоприемников и фотоприемных устройств для инфракрасной техники в России – в день девяностолетия Московского завода «САПФИР» Холдинг «Швабе» (ГК Ростех) вспоминает историю своего предприятия.

В феврале 2021 года Холдинг «Швабе» рассказал о своей новой разработке – рентгенотелевизионной системе для оперативного и точного выявления в багаже и почтовых отправлениях запрещенных предметов. Говоря простым языком, это оборудование для досмотра сумок и всякого рода посылок без их вскрытия – в аэропортах, на вокзалах, пунктах пограничного досмотра и далее в том же духе. За одну операцию система может просканировать отправления весом до 160 кг.

Называется изделие «Сапфир ИР-6550» – по имени московского завода-производителя «САПФИР». Под разработку интроскопа отвели специальный участок сборки и контроля. В числе ключевых особенностей данной модели – высокое разрешение, автоматическая сигнализация при обнаружении материала высокой плотности: взрывчатых веществ, наркотических средств, оружия и других опасных объектов.

Эта разработка – не единственная в портфеле сложных решений, разработанных «САПФИРОМ». Тем удивительнее, что началось все достаточно скромно и, по современным меркам, весьма невысокотехнологично – с небольшой фабрики по регенерации перегоревших электроламп. 

Один миллион электроламп

Успехи ранней советской индустриализации несли в себе не только триумф коммунизма и всех его ценностей, но и новые вызовы. Только за вторую пятилетку, охватившую 1933-1937 годы, в СССР появилось, по разным подсчетам, от 2900 до 4500 крупных промышленных организаций. Все они требовали электрического освещения. Но в стране тогда работало лишь два предприятия по выпуску лампочек – Московский электроламповый завод Электрокомбината имени В. В. Куйбышева и завод «Светлана» в Ленинграде. Как результат, выпуск ламповых фабрик отставал от электрификации страны на 20%.

Чтобы сократить дефицит, решением Всесоюзного совета народного хозяйства СССР от 21 октября 1930 года создаются мастерские по восстановлению перегоревших электрических ламп. И в марте следующего года, на базе складских помещений 1-й Ситценабивной фабрики Всесоюзного хлопчатобумажного объединения, появляется организация, которая впоследствии – пока еще много лет спустя – станет Московским заводом «САПФИР».


Уже через год в штате мастерской трудились более 120 рабочих, ежедневно регенерировавших до 1745 ламп. Качество было очень высоким – если совершенно новые изделия работали по 600 часов, то восстановленные специалистами будущего «САПФИРА» светили еще по 500. Годовая же программа определялась примерно в один миллион регенерированных электроламп.

С 1935 года фабрика переходит на частичный выпуск собственных изделий. За следующую пару лет осваивается производство елочных украшений, фотоламп с повышенной светоотдачей, а также новых типов ламп – из молочного и рубинового стекла. В декабре 1938 года произведена опытная партия ламп из фиолетового стекла – такие в стране еще не выпускались.

В начале 1939-го в мастерской начинают делать осветительные, кинопроекционные и фотозеркальные лампы. Уже в апреле, в связи с этим, Фабрику регенерации электроламп переименовывают в Московский электровакуумный завод «Кинолампа», с подчинением Комитету по делам кинематографии при СНК СССР.


За неполные десять лет фабрика превратилась в завод, который стал единственным в стране по производству кинопроекционных ламп.

Дальше была война

Летом 1941 года часть завода буквально перешла на казарменное положение. Была создана так называемая группа самозащиты – с командирами звеньев и круглосуточными дежурствами. Все, чтобы обеспечить безопасность и порядок на предприятии.

Увеличились – и без того немалые – нормы. Работать и перерабатывать приходилось за восьмерых, ведь к сентябрю 1941-го из 820 человек на заводе осталось 104. Несмотря на это, в течение 1942 года коллектив произвел 2 600 000 автоламп. Не стоит забывать, что параллельно с этим продолжался выпуск новых осветительных ламп и регенерация старых.

В 1943-м завод переименовали в «Электролампу». Вместе с этим на коллектив возложили гиперответственную задачу – в кратчайшие сроки освоить выпуск специальных электровакуумных приборов. Когда едва заступивший на должность нового директора Б. М. Никольский попросил выделить еще семьдесят человек, ему пошли навстречу лишь частично – штат пополнился на тридцать пять сотрудников.

В июне 1944 года удалось целиком освоить производство бареттеров – стабилизаторов тока. В дальнейшем их модифицировали под полевые зарядно-аккумуляторные станции. Одновременно с этим лаборатория занималась освоением газовых выпрямителей и бариевых разрядников.

При этом ресурсов продолжало не хватать. Комплектующие для выпуска сложнейших изделий поступали не все, и многие приходилось делать своими руками. Однако к началу победного 1945-го норма выработки на каждого работника «Электролампы» составляла 140,5%.

Синий камень

В послевоенные годы будущий «САПФИР» не только оправился от выпавших на его долю испытаний, но и продолжил расти. В 1949-м его снова переименовали – из «Электролампы» в Государственный завод № 399 МПСС. Ключевым профилем стало производство полупроводниковых фотоприемников. На базе завода создали Опытно-конструкторское бюро для разработки новых приемников лучистой энергии.


С 1958 по 1961 год завод освоил производство фотосопротивлений из сульфида свинца для бесконтактных взрывателей ракет, германиевых фотодиодов для систем автоматики счетно-решающих машин и кремниевых фотодиодов для акселерометров. Затем, два года спустя, с передачей Министерству оборонной промышленности, его переименовали еще раз – уже в Московский завод «Мосдеталь».

Так он и назывался до 1973 года, когда был выпущен приказ Министерства оборонной промышленности СССР о присвоении заводу нового имени – «САПФИР».

На заводе разрабатывали и производили фотодиоды из сурьмянистого индия, теллурида кадмия и ртути, а также фотоприемные устройства на их основе; выпускали фоторезисторы для ракетного комплекса «Игла», авиационных тепловизоров и носимых тепловизоров. Освоили производство сложнейших фотоприемных устройств на основе сурьмянистого индия и сернистого свинца для авиационных теплопеленгаторов и систем космического базирования.

В 80-х стали выпускать и гражданскую технику. Это, в частности, иммуноферментный анализатор, медицинский тепловизор «Сапфир», а также пульты дистанционного управления для телевизоров «Рекорд», «Рубин» и «Горизонт».

В настоящее время

Сегодня Московский завод «САПФИР» осуществляет серийный выпуск фотоприемников и фотоприемных устройств на основе кремния, антимонида индия, теллурида кадмия и ртути. Здесь ведутся НИОКР по созданию охлаждаемых матричных ИК-фотоприемников и фотоприемных устройств 2 и 3 поколений, разрабатываются и выпускаются уникальные абразивные материалы для прецизионной обработки материалов электронной техники.

Здесь выпускают универсальный фотометр для иммуноферментного и биохимического анализов, прибор соответствует уровню лучших зарубежных аналогов. Иммуноферментными анализаторами крови «ЭФОС 9305», созданными в рамках реализации программы по диверсификации производства и выпуску продукции гражданского назначения, оснащено более 300 лечебно-профилактических учреждений – для проведения иммуноферментного анализа при диагностике бактериальных вирусных и протозойных инфекций, онкозаболеваний, аутоиммунных и наследственных заболеваний.

В 2020 году, в рамках борьбы с распространением пандемии коронавируса в стране, в больницы городов России поставили более сотни термошейкеров ШТ-5. Эта разработка Московского завода «САПФИР» используется для подготовки биологических проб, реагентов и реакционных смесей к аналитическому этапу. Прибор используют для пробоподготовки при проведении ИФА и ПЦР анализов, в т.ч. на COVID-19.

В октябре «САПФИР», наряду с пятью другими предприятиями «Швабе», вошел в десятку лидеров всероссийской премии «Производительность труда: Лидеры промышленности России – 2020». Как и почти сто лет назад, несмотря на многократную смену названия и профильности, завод работает – и не на славу, а на качество.